Оглавление


3. Книга Руфи

Наименование книги, автор и время написания

Книга надписывается именем главного действующего лица повествования. Четыре главы этой книги безыскусно и правдиво 
передают историю моавитянки Руфи. Книгу эту можно считать продолжением книги Судей и введением к истории Давида, 
почему она в переводах Библии предшествует книгам Царств, несмотря на то, что в еврейской Библии она помещена между 
поэтическими книгами.
Вероятно, книга Руфи написана в царствование Давида. Автор упоминает о периоде Судей в прошедшем времени, но, говоря 
о Давиде, еще не называет его царем. Вполне возможно, что книгу Руфи написал тот же автор, что и книгу Судей, то есть 
святой пророк Самуил.
По содержанию эта книга относится к числу назидательных. Главная её цель — свидетельство о том, как вознаграждается 
упование на Бога, Который милосердие Свое обильно изливает и на иноплеменницу. Особенное значение данного рассказа 
в том, что чужеземка Руфь становится праматерью Давида; это подчеркивает евангелист Матфей, включая имя Руфи в 
родословную Христа (Мф. 1, 5).

Значение Руфи в истории Церкви Божией

По мнению святых отцов, Руфь была прообразом обращения язычников в Церковь Христову. «Посмотри, — говорит святой 
Иоанн Златоуст, — на Руфь. Она была чужестранка и находилась в крайней бедности; но Вооз не отверг её за бедность, 
не презрел её как чужестранку: так Иисус Христос принял в Свою Церковь и чужих, призвал и язычников, скудных плодами 
добрых дел. Руфь, если бы не оставила родителей, не отказалась от своего отечества, дома, народа, никогда не вступила 
бы в супружеский союз с Воозом: так и язычники не прежде вошли в благодатный союз со Христом, но когда уже оставили 
свои нравы и обычаи. И опять, Руфь тогда только вошла в дом Вооза, когда близкий родственник отказался от брачного 
союза с нею: так и язычники вошли в Церковь Божию и сделались любезными Христу тогда, когда проповедь Евангельская 
уже была отринута иудеями — Богоизбранным народом».
Закон ужичества (левирата) состоял в том, что если умирал муж, не оставив после себя детей, то брат умершего должен 
был жениться на оставленной им вдове и рожденный от этого брака сын получал имя умершего и наследовал его земельную 
собственность. Нужно сказать, что прекращение рода считалось у евреев великим несчастьем. По закону земля не могла 
переходить в чужой род или племя, вот почему вдова сохраняла земельную собственность в своем роде, пользуясь правом 
ужичества (левирата), то есть выходя замуж не за чужого, а за ближайшего родственника (см. Втор. 25, 5-10).


Оглавление